Контроль и запись переговоров в уголовном процессе

4. Контроль и запись переговоров

Данное следственное действие во многом напоминает сходные с ним оператив­но-розыскные мероприятия — прослушивание телефонных переговоров, звуковое наблюдение, снятие информации с технических каналов связи, контроль сообщений. С точки зрения методов производства между ними нет принципиальных различий, поскольку само техническое осуществление прослушивания и звукозаписи произво­дится оперативными подразделениями технической разведки ФСБ, ОВД, органов гос- наркоконтроля в условиях конспирации, т.е. оперативно-розыскными средствами. Это дает некоторым авторам повод утверждать, что контроль и запись переговоров не яв­ляются следственным действием, так как между прослушивающими переговоры орга­нами и прослушиваемыми лицами они не усматривают каких-либо процессуальных правоотношений1. Следует, однако, учитывать, что некоторые процессуальные отно­шения в ходе самого прослушивания и записи все же возникают — при даче следова­телем поручения специализированному подразделению органа дознания о контроле и записи переговоров, а также при истребовании и оформлении результатов этих дей­ствий. Определенные правоотношения имеют место и между прослушивающими пе­реговоры органами и прослушиваемыми лицами. Так, последние имеют право на то, чтобы прослушивание производилось лишь с разрешения суда и не более установ­ленного им срока. Впрочем, аналогичные права предоставляет прослушиваемым ли­цам и законодательство об оперативно-розыскной деятельности (ст. 8—9 Федераль­ного закона «Об оперативно-розыскной деятельности), поэтому их нельзя признать сугубо процессуальными. Признаками следственного действия в полной мере обла­дают не все элементы контроля и записи переговоров, предусмотренные ст. 186 УПК. Любое следственное действие по форме представляет собой открытое (неконспира­тивное и до известной степени гласное) восприятие следователем или сотрудниками органа дознания фактических обстоятельств дела в порядке, детально урегулирован­ном уголовно-процессуальным законом. Собственно процесс контроля и записи пере­говоров (ч. 4—5 ст. 186), осуществляемый конспиративно оперативными подразделе­ниями органов дознания, этим требованиям не отвечает. Техническое осуществление контроля и записи переговоров уголовно-процессуальными нормами не регулирует­ся. По существу, они вплотную приближаются к оперативно-розыскному мероприя­тию, выполняемому по поручению следователя. Напротив, осмотр и прослушивание следователем полученной таким способом фонограммы с участием понятых, при не­обходимости — специалиста, а также лиц, чьи переговоры записаны (ч. 7 ст. 186), несомненно, обладают признаками следственного действия.

Контроль и запись переговоров необходимо отграничивать также от ареста и вы­емки почтово-телеграфных отправлений. Между ними существует два основных раз­личия. Во-первых, арест и выемка состоит в контроле, задержании и изъятии матери­альных носителей информации, уже созданных самими участниками письменных переговоров (записки, письма, пейджинговые сообщения, документы, отправленные по электронной почте).

Основанием для производства контроля и записи переговоров являются данные о возможности получения из них относящихся к делу сведений. Контролю и записи могут быть подвергнуты как телефонные, так и любые другие устные переговоры подо­зреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут располагать сведениями о пре­ступлении либо иными сведениями, имеющими значение для уголовного дела. В каче­стве условия для проведения данного следственного действия закон признает наличие производства по тяжкому или особо тяжкому преступлению (ч. 4—5 ст. 15 УК РФ).

По общему правилу контроль и запись переговоров производится по судебному ре­шению, выносимому в порядке ст. 165 УПК. Без судебного решения данное следственное действие может производиться по письменному заявлению одного из участников перего­воров, когда существует реальная угроза совершения насилия, вымогательства или иных преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля, их близких.

Срок контроля и записи переговоров не может превышать ординарного срока пред­варительного следствия и устанавливается в пределах 6 месяцев.

Порядок осуществления контроля и записи переговоров включает в себя несколько этапов.

1. Вынесение следователем мотивированного постановления о возбуждении пе­ред судом ходатайства о контроле и записи переговоров. Оно направляется в суд в порядке ст. 165. Постановление судьи об осуществлении контроля и записи перегово­ров направляется следователем в соответствующий орган для исполнения. Если кон­троль и запись переговоров ведется по письменному заявлению их участника, то су­дебное разрешение не требуется.

2. Техническое производство контроля и записи переговоров специализирован­ным подразделением органа дознания.

3. Истребование следователем фонограммы переговоров от органа, осуществляю­щего их контроль и запись, может быть сделано в любое время в течение всего срока контроля и записи. В ответ на запрос следователя фонограмма ему передается в опечатанном виде с сопроводительным письмом, с указанием времени начала и оконча­ния записи, кратких технических характеристик использованных средств. При этом не нужны сведения о лицах, которые осуществляли сами контроль и запись переговоров.

4. Осмотр и прослушивание фонограммы следователем производится в присут­ствии понятых. В осмотре могут участвовать специалист и лица, чьи переговоры за­писаны. О результатах осмотра составляется протокол по правилам ст. 166, причем в нем излагается (дословно) лишь та часть фонограммы, которая, по мнению следова­теля, имеет отношение к данному делу. Однако вся фонограмма в полном объеме при­общается к делу в качестве вещественного доказательства.

Контроль и запись переговоров прекращаются по постановлению следователя, когда в них отпадает необходимость, либо истекает установленный судом срок их производства или срок предварительного следствия, либо прекращается уголовное дело, или приостанавливается предварительное расследование.

3. Краткая характеристика отдельных следственных действий

3.10. Контроль и запись переговоров

Контроль и запись переговоров — комплексное следственное действие, состоящее в проведении контроля и записи телефонных и иных переговоров по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, осмотра их носителей и прослушивания переговоров для использования полученных сведений в доказывании.

Нормативная база — ст. 13, 29, 164—170, 186, п. 8 ч. 2 ст. 213, п. 2 ч. 3 ст. 239 УПК.

Участники уголовного судопроизводства, имеющие право производить данное следственное действие, — это орган дознания (в порядке проведения неотложных следственных действий по делам, по которым предварительное следствие обязательно), следователь, суд (если речь идет о защите участников уголовного судопроизводства в судебных стадиях).

В зависимости от целей следует различать два вида контроля и записи переговоров, предусмотренных в законе (см. ч. 1 и 2 ст. 186 УПК РФ):

1) для осуществления уголовного преследования;

2) для защиты участников уголовного судопроизводства (потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц) от преступных посягательств при наличии угрозы совершения в отношении них насилия, вымогательства и других преступных действий.

Основания проведения контроля и записи переговоров в зависимости от их вида различны. В целях уголовного преследования таким основанием являются сведения о том, что в переговорах подозреваемого, обвиняемого и иных лиц могут содержаться сведения, имеющие значение для дела. Основанием для контроля и записи переговоров в целях защиты участников уголовного судопроизводства выступают сведения, устанавливающие факты преступного воздействия (или угрозы его применения) определенных лиц на потерпевшего, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц (причем эти сведения могут быть получены не только процессуальным, но и оперативным путем).

Под телефонными переговорами имеются в виду переговоры абонентов по городской, междугородной, международной телефонной связи, а также с использованием радиотелефонной, радиорелейной, высокочастотной и космической связи. Под иными переговорами можно понимать и связь по телефаксу.

Тайна переговоров с применением радиостанций законом не охраняется, поэтому доступ к ним возможен без судебного решения. То же самое относится и к случаям, когда переговоры ведутся по служебным каналам связи внутри учреждения, организации, предприятия, за исключением банковских и иных кредитных организаций, медицинских учреждений, учреждений и организаций, которые работают с предметами и документами, содержащими государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну.

Круг субъектов, чьи переговоры могут быть подвергнуты контролю, строго не определен. Закон относит к ним подозреваемого, обвиняемого и других лиц, чьи переговоры могут содержать сведения о преступлении либо иную информацию, имеющую значение для уголовного дела.

К субъектам, подпадающим под контроль и запись переговоров в целях защиты их от преступных посягательств относятся потерпевшие, свидетели, все их родственники и близкие лица. Цель следственного действия в этом случае — оградить законопослушных граждан от преступных посягательств. Такой контроль может осуществляться на основе письменного заявления указанных лиц. Контроль и запись переговоров при этом целесообразно осуществлять независимо от наличия заявления по делам о любой категории преступлений. При отсутствии такого заявления контроль и запись переговоров осуществляются по судебному решению (ч. 2 ст. 186 УПК РФ).

Ходатайство следователя перед судом о даче разрешения на контроль и запись переговоров возбуждается с согласия прокурора и оформляется в виде постановления, содержание которого регламентируется ч. 3 ст. 186 УПК РФ. В нем указываются: 1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение этой меры; 2) основания, по которым осуществляется данное следственное действие; 3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи; 4) срок осуществления последних; 5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

По результатам рассмотрения ходатайства суд выносит постановление. Согласно п. 16 ч. 2 ст. 47 УПК РФ обвиняемый имеет право участвовать в рассмотрении судом вопросов, связанных с дачей разрешения на производство контроля и записи переговоров. Однако в силу специфики данного следственного действия такое право может быть и ограничено.

Следователь вправе оформить передачу постановления судьи для исполнения сопроводительным письмом или в виде поручения (см. п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ). В нем целесообразно указать, какая информация может иметь значение для дела. В ходе следственного действия следователь вправе дать и другие поручения с учетом вновь полученных доказательств.

Закон не предусматривает порядок оформления решения о проведении контроля и записи переговоров, если они осуществляются по письменному заявлению подлежащих защите от преступного воздействия лиц. Он устанавливает лишь, что судебное решение в данном случае не требуется. При этом следователь обязан вынести соответствующее постановление, которое вместе с его поручением и заявлением направляется в орган, осуществляющий оперативно-технические мероприятия. Уведомление суда о таких действиях не предусмотрено.

Предельный срок действия постановления судьи составляет шесть месяцев (ч. 5 ст. 186 УПК РФ), но изначально можно ходатайствовать и о меньшем сроке. По решению следователя возможно досрочное прекращение этого следственного действия. Контроль и запись переговоров после окончания следствия по данному делу недопустимы. Не может данная мера осуществляться по приостановленным делам, а также в случаях изменения квалификации преступления на деяние небольшой или средней тяжести.

В соответствии с ч. 6 ст. 186 УПК РФ следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств. Закон не предусматривает предварительного прослушивания следователем произведенных записей для целей отбора относящейся к делу информации. Представляется, что следователь имеет право истребовать записи по своему усмотрению, остальные вправе признать подлежащими уничтожению. Такое решение следователь оформляет постановлением, а по результатам уничтожения составляет соответствующий протокол (акт). Все официально поступившие к нему фонограммы должны быть в установленном порядке осмотрены с обязательным участием понятых путем внешнего обследования и прослушивания. Специалист, а также лица, чьи переговоры записаны, приглашаются для осмотра по усмотрению следователя.

Процесс контроля и записи переговоров не протоколируется. Протокол составляется лишь при осмотре фонограммы. О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием понятых и при необходимости специалиста, а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в данном действии, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к нему (ч. 7 ст. 186 УПК РФ).

Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ее прослушивания и тиражирования посторонними лицами и обеспечивающих сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании (ч. 8 ст. 186 УПК РФ).

Протокол осмотра и прослушивания переговоров составляется по правилам ст. 166, 167 УПК РФ.

Контроль и запись переговоров (уголовный процесс)

Статья 186. Контроль и запись переговоров

1. При наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, их контроль и запись допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.

2. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления - на основании судебного решения.

3. В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи;

4) срок осуществления контроля и записи;

5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

4. Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган.

5. Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу.

6. Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

7. О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием специалиста (при необходимости), а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

8. Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании

Комментарий к статье 185

1. Комментируемая статья базируется на положениях ст. 23 Конституции, в соответствии с которой каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения

2. Суть наложения ареста на почтово-телеграфные отправления состоит в том, что учреждение связи, основываясь на судебном решении, задерживает почтово-телеграфные отправления, незамедлительно уведомляя об этом следователя, без разрешения которого указанные отправления не могут быть доставлены адресату.

3. Фактическими основаниями для принятия решения об аресте почтово-телеграфных отправлений являются достаточные данные, дающие основание полагать, что имеющие значение для уголовного дела предметы, документы или сведения могут содержаться в бандеролях, посылках, других почтово-телеграфных отправлениях либо телеграммах или радиограммах.

4. Формальное основание для ареста указанных отправлений и их выемки - судебное решение о его проведении, принимаемое в порядке ст. 165 УПК на основании ходатайства об этом следователя, которое должно содержать ряд обязательных данных, указанных в ч. 3 комментируемой статьи.

5. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления и их выемка - два самостоятельных действия. Наложение ареста не вызывает неизбежности выемки. Последовавший за наложением ареста осмотр корреспонденции нередко приводит следователя к выводу о том, что в проведении выемки нет надобности. Таким образом, выемка - конечная предполагаемая цель следственного действия. Но необходимость ее реализации не может быть определена, пока не произведен осмотр почтово-телеграфного отправления, который невозможен без его ареста. Следовательно, в комментируемой статье речь, в сущности, идет о трех взаимосвязанных следственных действиях.

6. Арест на корреспонденцию накладывается в целях:

б) последующего изъятия;

в) создания препятствий для обмена информацией в процессе расследования между заинтересованными лицами;

г) выявления лиц, участвовавших в совершении преступления;

д) установления мест, где скрываются разыскиваемые преступники;

е) выявления места сокрытия похищенного и орудий преступления.

7. В УПК нет перечня лиц, на корреспонденцию которых может быть наложен арест. Это, однако, не означает, что он может быть наложен на корреспонденцию любого лица. Арест может быть наложен лишь на корреспонденцию подозреваемых, обвиняемых и связанных с ними лиц. Именно этим должна определяться на практике сфера действия данной статьи.

8. Аресту, осмотру и выемке может быть подвергнута любая корреспонденция: письма (простые, ценные и заказные), телеграммы, посылки, бандероли (ценные и простые), почтовые открытки и т.п. При этом арест может быть наложен как на входящую, так и на исходящую корреспонденцию.

9. Когда после осмотра корреспонденции следователь отрицательно решает вопрос о ее выемке, он либо ограничивается указанием в протоколе на то, какая корреспонденция была осмотрена, либо полностью или частично фиксирует в протоколе текст осмотренной корреспонденции. При этом может быть снята копия (в том числе и фотокопия).

10. При производстве осмотра и выемки корреспонденции следователь обязан обеспечить сохранение в тайне содержания корреспонденции, учитывая жесткие правила, содержащиеся в ст. 23 и в ч. 1 ст. 24 Конституции. Нарушение указанных конституционных предписаний может повлечь причинение заинтересованным лицам морального вреда, а затем предъявление в гражданско-правовом порядке требований о его компенсации (см. Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10).

11. Осмотр и выемка почтово-телеграфной корреспонденции должны производиться в присутствии понятых из числа работников почтово-телеграфных учреждений, что является одной из гарантий сохранения тайны переписки. В необходимых случаях для участия в осмотре и выемке почтово-телеграфных отправлений следователь вправе вызывать специалиста, а также переводчика.

12. В каждом случае осмотра почтово-телеграфных отправлений составляется протокол, в котором указывается, кем и какие почтово-телеграфные отправления были подвергнуты осмотру, скопированы, отправлены по адресу или задержаны.

13. Согласно ч. 6 комментируемой статьи арест на почтово-телеграфные отправления отменяет следователь своим постановлением (напомним: разрешает суд, а отменяет следователь). Отмена происходит, когда отпадает необходимость в этой мере, но в любом случае - не позднее окончания предварительного следствия по данному уголовному делу.

14. Приняв указанное постановление, следователь незамедлительно уведомляет об этом суд, принявший решение о наложении ареста, и прокурора

Контроль и запись переговоров — следственное действие, сущность которого заключается в контроле и фиксации на основаниях и в порядке, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, на записывающие технические средства содержания переговоров обвиняемого, подозреваемого, иных участников процесса, а также и других лиц, последующий осмотр и прослушивание фонограммы в целях использования полученных сведений в качестве доказательств по уголовным делам.

Согласно п. 14.1 ст. 5 УПК РФ контроль телефонных и иных переговоров — прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм. Таким образом, по замыслу законодателя осмотр и прослушивание фонограммы является составной частью контроля и записи переговоров.

На этапе собственно контроля и записи рассматриваемое следственное действие по основным характеристикам совпадает с прослушиванием телефонных и иных переговоров, предусмотренным законодательством об оперативно-розыскной деятельности, это дает основание для существующего мнения об оперативно-розыскной сущности рассматриваемого действия. Однако по субъектам, его инициирующим, порядку принятия решения о его производстве, возможности следователя влиять на процедуру контроля и записи, а также по статусу полученных результатов действие, предусмотренное УПК РФ, безусловно, имеет самостоятельный следственный характер и отличается от оперативно-розыскного мероприятия.

Посредством рассматриваемого следственного действия контролироваться и записываться могут лишь переговоры, ведущиеся с использованием технических средств связи, а именно: переговоры, ведущиеся по проводной связи (телефон, селектор и др.), радиосвязи, радиотелефонной, сотовой связи; по каналам оптиковолоконных и беспроводных линий связи.

Разговор, происходящий при непосредственном контакте собеседников, с помощью данного следственного действия фиксироваться не может. Для решения этой задачи необходимо использовать возможности оперативно-розыскной деятельности.

Фактическое основание контроля и записи переговоров может быть двух видов:

  1. это наличие достаточных доказательств, дающих основание полагать, что в телефонных и иных переговорах подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержаться сведения, имеющие значение для уголовного дела. В этом случае для осуществления контроля и записи переговоров фактическое основание должно сопровождаться обязательным условием: осуществление производства лишь по делу о преступлении средней тяжести, тяжком или особо тяжком преступлении;
  2. наличие доказательств, свидетельствующих о воздействии на свидетеля, потерпевшего или их близких родственников, родственников или близких лиц посредством угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий. В этом случае тяжесть преступления не является обязательным условием производства следственного действия.

При наличии фактических оснований по делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях контролироваться и записываться могут переговоры не только подозреваемых и обвиняемых, но и любых других лиц, в том числе и не имеющих процессуального статуса.

Юридическое основание может быть различным в зависимости от вида фактического основания. Так, при наличии достаточных данных о возможности получения сведений, имеющих значение для дела, посредством контроля и записи переговоров обвиняемого, подозреваемого, иных лиц по делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях юридическим основанием следственного действия является судебное решение. Следователем выносится согласованное с руководителем следственного органа постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров. В ходатайстве следователя находят отражение основания, по которым производится данное следственное действие; фамилия, имя и отчество лица, телефонные или иные переговоры которого подлежат контролю и записи; срок осуществления контроля и записи; наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи. В случае удовлетворения ходатайства следователя судья выносит постановление о разрешении контроля и записи телефонных и иных переговоров.

Если фактическим основанием выступают сведения о наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников или близких лиц, контроль и запись переговоров мот быть осуществлены по постановлению следователя, вынесенному на основании письменного заявления указанных лиц, т.е. без судебного решения. Однако при отсутствии такого заявления в случае необходимости следственное действие производится по судебному решению.

Срок контроля и записи переговоров устанавливается судом по ходатайству следователя, но не может превышать шести месяцев (ч. 5 ст. 186 УПК РФ).

Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган. Техническое осуществление контроля и записи может быть поручено оперативно-техническим подразделениям оперативных органов либо телефонным станциям при наличии в их распоряжении специальной аппаратуры.

Контроль и запись переговоров могут осуществляться либо в автоматическом режиме (оператор не воспринимает переговоры непосредственно), либо при непосредственном контроле (прослушивании) переговоров оператором. Круг специалистов, участвующих в техническом обеспечении контроля и записи переговоров, определяется органом, осуществляющим техническую реализацию мероприятия.

Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Фонограмма передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны дата и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств (при условии сохранения в тайне сведений, составляющих государственную тайну).

Фонограмма, которая получена в результате контроля и записи переговоров и представлена следователю, подлежит осмотру и прослушиванию. При осмотре и прослушивании фонограммы присутствует при необходимости специалист. К осмотру и прослушиванию фонограммы по решению следователя могут привлекаться лица, переговоры которых были записаны. Об осмотре и прослушивании фонограммы составляется протокол. Данный протокол составляется с учетом требований как ст. 166 УПК РФ, так и с учетом положений ч. 7 ст. 186 УПК РФ. В протоколе дословно должна быть изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к делу. Кроме того, в протоколе должны найти отражение данные о звукоизоляционных характеристиках помещения, в котором производились осмотр и прослушивание, об аппаратуре, использовавшейся при этом.

Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу. К протоколу могут прилагаться схемы и другие документы.

Контроль и запись переговоров прекращаются по истечении установленного судом срока, но не позднее окончания предварительного расследования. По постановлению следователя в случае, если основания для контроля и записи переговоров отпали, производство указанного следственного действия может быть прекращено и до истечения срока, указанного в постановлении судьи. После принятия решения о приостановлении предварительного расследования контроль и запись переговоров также подлежат отмене на основании постановления следователя (ч. 3 ст. 209 УПК РФ), т.е. переговоры лиц, указанных в решении суда, перестают контролироваться и записываться. После возобновления предварительного расследования при наличии к тому оснований необходимо получить новое судебное решение о производстве данного следственного действия.

Согласно ч. 8 ст. 186 УПК РФ фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Следует учитывать, что фонограмма, полученная в ходе контроля и записи переговоров как следственного действия может подпадать под понятие иных документов, а не вещественных доказательств, однако в любом случае приобщается к материалам уголовного дела по правилам приобщения вещественных доказательств.

Контроль и запись переговоров— это следственное действие, сущность которого заключается в контроле и фиксации на основаниях и в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, на записывающие технические средства содержания переговоров обвиняемого, подозреваемого, иных участников процесса, а также и других лиц с целью использования полученных сведений в качестве доказательств по уголовным делам.

Согласно пункту 14 1 ст. 5 УПК РФ контроль телефонных и иных переговоров — это прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм. Однако представляется, что осмотр и прослушивание фонограммы является самостоятельным следственным действием и частью контроля и записи переговоров не является.

Посредством рассматриваемого следственного действия контролироваться и записываться могут лишь переговоры, ведущиеся с использованием технических средств связи. Разговор, происходящий при непосредственном контакте собеседников, с помощью данного следственного действия фиксироваться не может. Для ре-, шения этой задачи необходимо использовать возможности оперативно-розыскной деятельности.

Фактическое основание контроля и записи переговоров может быть двух видов.

, Во-первых, это наличие достаточных данных (доказательств), дающих основание полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела. В этом случае для осуществления контроля и записи переговоров фактическое основание должно сопровождаться обязательным условием: осуществление производства лишь по уголовному делу о преступлении средней тяжести, тяжком или особо тяжком преступлении.

Во-вторых, наличие доказательств, свидетельствующих о воздействии на свидетеля, потерпевшего или их близких родственников, родственников или близких лиц посредством угрозы совер-

199Часть вторая. Досудебное производство

Глава XII. Следственные действия

шения насилия, вымогательства и других преступных действий. В этом случае тяжесть преступления не является фактором, подлежащим обязательному учету.

При наличии фактических оснований контролироваться и записываться могут переговоры не только подозреваемых и обвиняемых, но и любых других лиц, в том числе и не имеющих процессуального статуса.

Юридическое основание может быть различным в зависимости от вида фактического основания. Так, при наличии первого из указанных оснований юридическим основанием следственного I действия является судебное решение. В случае, если имеет место второй вид фактического основания, контроль и запись переговоров могут быть осуществлены по письменному заявлению лиц, в; отношении которых наличествует угроза, по постановлению еле- > дователя. Однако при отсутствии такого заявления в случае необ-1 ходимости следственное действие производится по судебному решению.

Срок контроля и записи переговоров устанавливается судом по ходатайству следователя, но не может превышать шести месяцев (ч. 5 ст. 186 УПК РФ).

Постановление о производстве контроля и записи телефонных] и иных переговоров направляется следователем для исполнения в| соответствующий орган. Техническое осуществление контроля и] записи может быть поручено оперативно-техническим подразде- i лениям органов дознания либо телефонным станциям при нал и- i чии у них специальной аппаратуры.

Следователь в течение всего срока производства контроля й| записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время ис-| требовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмот-1 ра и прослушивания. Фонограмма передается следователю в one-; чатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны! быть указаны дата и время начала и окончания записи указанш переговоров и краткие характеристики использованных при это» технических средств (естественно, при условии неразглашени* сведений, составляющих государственную тайну).

Переданная следователю фонограмма должна быть осмотрена и прослушана.

Контроль и запись переговоров прекращаются по истечении срока, на который судом дано разрешение производить это след*! ственное действие, но не позднее окончания предварительной

расследования. По постановлению следователя в случае, если основания для контроля и записи переговоров отпали, производство указанного следственного действия может быть прекращено и до истечения срока (окончания предварительного расследования).

Согласно части 8 ст. 186 УПК РФ фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

§ 10. Допрос. Очная ставка

Допрос является одним из самых распространенных следственных действий. Законодатель достаточно детально регламентировал в статьях 187—191 (гл. 26) УПК РФ порядок производства допроса и фиксации его результатов. Очная ставка, будучи самостоятельным следственным действием, в своей основе строится на использовании тех же закономерностей, что и допрос.

Допрос — это урегулированное уголовно-процессуальным законом следственное действие, заключающееся в получении органом или должностным лицом, Осуществляющим производство по уголовному делу, показаний от допрашиваемого лица об известных ему фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела.

В зависимости от лица, дающего показания, возможен допрос потерпевшего; допрос свидетеля; допрос эксперта; допрос специалиста; допрос подозреваемого; допрос обвиняемого. Существен* ные особенности предусмотрены для допроса несовершеннолетнего свидетели, потерпевшего (ст. 191 УПК РФ), для подозреваемого и обвиняемого (ст. 425 УПК РФ). В связи с этим допрос несовершеннолетних участников процесса представляет собой самостоятельный вид допроса.

Фактическим основанием производства допроса свидетеля являются достаточные данные (доказательства), дающие основание полагать, что лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для производства по уголовному делу.

201Часть вторая. Досудебное производство

Юридическим основанием допроса является процессуально оформленный вызов на допрос (в случае явки лица по собственной инициативе — разъяснение ему прав и обязанностей).

Свидетель вызывается на допрос повесткой, которая вручается ему под расписку либо передается с помощью средств связи (телеграммой, телефонограммой). В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос (ч. 2 ст. 188 УПК РФ). В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто мерам процессуального принуждения, предусмотренным статьей 111 УПК РФ (привод, обязательство о явке,, денежное взыскание).

Порядок производства допроса, по общему правилу, склады-] вается из следующих элементов:

1) следователь удостоверяется в личности явившегося на допрос;

2) допрашиваемому разъясняются права, обязанности, ответственность и порядок производства допроса;

3) постановка следователем перед допрашиваемым вопросов! об известных ему обстоятельствах, имеющих значение для уголов-1 ного дела.

При этом следователь свободен в выборе тактики допроса, за| исключением права задавать наводящие вопросы (вопрос, в фор-| мулировке которого содержится ожидаемый, желательный ответ);

4) ответы допрашиваемого на поставленные вопросы;

5) фиксация заданных вопросов и ответов допрашиваемого протоколе допроса по правилам статьи 190 УПК РФ. Показания лица записываются от первого лица и по возможности дословно;

6) по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения или по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись.| Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению (ч. 6 ст. 190 УП1 РФ). Допрашиваемое лицо (как и переводчик) подписывает каждую страницу протокола, а в конце протокола удостоверяет свое* подписью факт ознакомления с показаниями и правильность записи показаний.

Глава XII. Следственные действия

Допрос не может продолжаться непрерывно более четырех часов, продолжение допроса допускается после перерыва для отдыха и принятия пищи не менее чем на один час. При этом общая продолжительность допроса не должна превышать 8 часов в день. В случае наличия медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Потерпевший в основном допрашивается по правилам допроса свидетеля. При этом следует учитывать^ что потерпевший в отличие от свидетеля не только обязан, но и вправе давать показания (п. 2 ч. 2 ст. 42 УПК РФ), т.е. следователь обязан допросить потерпевшего в случае желания последнего дать показания. Ход и результаты допроса потерпевшего отражаются в соответствующем протоколе.

Допрос эксперта производится по правилам допроса свидетеля с учетом особенностей предмета показаний.

В части 2 ст. 74 УПК РФ в числе источников доказательств указаны показания специалиста, которые представляют собой сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснение своего мнения (ч. 4 ст. 80 УПК РФ). О допросе специалиста должен быть составлен самостоятельный протокол допроса специалиста.

Уголовно-процессуальный закон достаточно подробно регламентирует порядок допроса обвиняемого 1 .

Допрос подозреваемого имеет некоторые процессуальные особенности. После задержания лица в качестве подозреваемого (ч. 1 ст. 46 УПК РФ) оно должно быть допрошено не позднее 24 часов. Подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается, давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи показаний и объяснений (п. 1 и 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ). В связи с этим перед началом допроса подозреваемого следователь должен разъяснить ему, в чем он подозревается, права и обязанности и предложить дать показания по поводу возникшего подозрения. Подозреваемый не обязан давать показания и не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за заведомо ложные показания. Ход и результаты допроса подозреваемого фиксируются в соответствующем протоколе.

Специальные правила предусмотрены для допроса несовершеннолетних участников процесса.

1 Подробно порядок допроса обвиняемого рассматривается в i/лаве о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявлении обвинения.

203Часть вторая. Досудебное производство

Проблемы контроля и записи переговоров Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Моисеенко И. Я.

Дается определение относительно нового следственного действия контроль и запись переговоров , рассматриваются проблемные вопросы процессуальной регламентации этого следственного действия, срока проведения, порядка прослушивания фонограмм и назначения фоноскопической судебной экспертизы.

PROBLEMS OF CONTROL AND RECORDING OF THE TALKS

The new investigative action control and recording of the talks is defined; the problematic issues of the procedural regulation of this investigative action are reviewed as well as its deadlines, procedure of the phonogram listening and claiming for the phonoscopic expertise.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Моисеенко И.Я.,

Текст научной работы на тему «Проблемы контроля и записи переговоров»

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2008 Юридические науки Выпуск 2 (2)

IV. УГОЛОВНОЕ ПРАВО, ПРОЦЕСС, КРИМИНАЛИСТИКА,

ПРОБЛЕМЫ КОНТРОЛЯ И ЗАПИСИ ПЕРЕГОВОРОВ И.Я. Моисеенко

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистика Пермского государственного университета, 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

Дается определение относительно нового следственного действия - контроль и запись переговоров, рассматриваются проблемные вопросы процессуальной регламентации этого следственного действия, срока проведения, порядка прослушивания фонограмм и назначения фоноскопической судебной экспертизы.

Ключевые слова: контроль и запись переговоров, фонограмма, субъекты следственного действия

Контроль и запись переговоров как самостоятельное следственное действие приобрело свой официальный статус в виде ст. 186 УПК РФ, принятого Государственной Думой РФ 22 ноября 2001 г. и введенного в действие с 1 июля 2002 г. Включение в новый УПК РФ этой статьи обусловлено тем обстоятельством, что в последние годы в нашем обществе нашли широкое распространение различные виды технических средств связи (портативные рации, мобильные и проводные телефоны, средства космической связи и др.), позволяющие людям общаться, обмениваться различной информацией. Естественно, что эти средства используются как преступниками при совершении различных противоправных деяний, так и правоохранительными органами с целью предупреждения и раскрытия преступлений. В связи с этим следует отметить, что ст. 23 Конституции РФ гарантируется каждому гражданину право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Впервые на законодательной основе возможность прослушивания и технической записи переговоров в борьбе с преступностью была закреплена законом СССР от 12 июня 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик», дополнившим эти

© Моисеенко И.Я., 2008

«Основы» статьей, которая допускала при расследовании преступлений прослушивание и звукозапись переговоров по телефонам и другим переговорным устройствам. Основные положения этой статьи вошли в содержание ст. 186 УПК РФ. Кроме того, общий порядок прослушивания и записи телефонных переговоров был закреплен и в иных федеральных законах. Так, например, ст. 32 закона РФ «О связи» от 16 февраля 1995 г. и ст. 22 закона РФ «О почтовой связи» от 9 августа 1995 г. было установлено, что прослушивание телефонных переговоров допускается только на основании судебного решения. В ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» отражено аналогичное положение, закрепляющее, что проведение таких оперативно-розыскных мероприятий, которые связаны с ограничением конституционных прав граждан на тайну переписки телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрический и почтовой связи, допускается на основании судебного решения и при наличии информации. На основании этого закона впервые контроль и запись телефонных и иных переговоров между различными процессуальными лицами в связи с решением вопроса о возбуждении уголовных дел и в ходе их расследования стали применяться при проведении вышеотмеченных оперативно-розыскных мероприятий. Эти же оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться и в настоящее время, несмотря

на возможность осуществления по возбужденным уголовным делам самостоятельного следственного действия, предусмотренного ст. 186 УПК РФ.

Однако процессуальные рамки таких мероприятий и тактика их проведения не одинаковы. Если отмеченные оперативнорозыскные мероприятия проводятся независимо от конкретных видов преступлений, то контроль и запись переговоров (подозреваемых, обвиняемых между собой и с другими лицами), как следственное действие, допускается при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких. Согласно ст. 15 УК РФ преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание превышает два года лишения свободы. Тяжкими преступлениями признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное этим кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы (точнее от пяти до десяти лет), а особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание. Это обстоятельство имеет существенное значение, и оно должно специально учитываться следователем при решении вопроса о необходимости проведения следственного действия, предусмотренного ст. 186 УПК РФ. Например, при расследовании убийства, предусмотренного ст. 105 УК РФ, могут быть осуществлены контроль и запись переговоров таких процессуальных лиц, так как даже при квалификации преступления по ч. 1 ст. 105 УК РФ предусмотрено наказание виновному в виде лишения свободы от шести до пятнадцати лет. А в случае расследования причинения смерти по неосторожности, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ, это следственное действие нельзя проводить, так как наказание может быть в виде лишения свободы на срок до двух лет.

Неверно также утверждать, что контроль и запись переговоров подозреваемых

или обвиняемых могут быть проведены при расследовании, например, таких преступлений, как незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ), кража (ст. 158 УК РФ), мошенничество (ст. 159 УК РФ) и др. При расследовании этих и иных преступлений необходимо учитывать конкретные обстоятельства, при которых они были совершены и соответственно какой частью данной статьи УК РФ они предусмотрены, каков срок лишения свободы может быть назначен в виде наказания виновному, т.е. относится ли преступление к категории средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого.

Что касается контроля и записи переговоров потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников или близких лиц, то это может быть сделано при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении этих лиц и наличии их письменного согласия (заявления) на проведение такого следственного действия. Если же такое заявление указанных лиц отсутствует, но следователь считает необходимым осуществить в интересах расследуемого дела контроль и запись их переговоров, то это может быть сделано на основании судебного решения. Нельзя исключать и такой ситуации, когда в результате прослушивания переговоров таких лиц могут быть получены сведения сугубо личного характера, затрагивающие в том числе и интимные стороны жизни. Поэтому соблюдение конспиративности здесь исключительно важно для защиты получаемой информации, предупреждения ее утечки.

В связи с тем что контроль и запись переговоров - относительно «молодое» следственное действие, то в опубликованной криминалистической литературе оно еще недостаточно глубоко исследовано. Более того, в некоторых учебниках криминалистики, даже изданных после 2002 г., когда был введен в действие новый УПК РФ, вообще отсутствуют разделы, посвященные тактике проведения такого следственного действия, как контроль и запись переговоров (см., например, [2, 3]). Отсутствие должного внимания со стороны ученых-криминалистов к данному следственному действию до сих пор не позволило доста-

точно полно сформулировать определение сущности, обычно излагается только тактика его производства. Наиболее развернутое и в основном правильное по содержанию определение сущности контроля и записи переговоров предлагают Л.Я. Драпкин и

B.Н. Карагодин: «Контроль телефонных и иных переговоров - это следственное действие, заключающееся в проведении с разрешения суда технического и электронного наблюдения за обменом информацией, осуществляемым устно, по телефону, радио, электронными каналами связи, отборе и процессуальной фиксации сведений, имеющих значение для уголовного дела» [1.

C. 262]. В данном случае переговоры понимаются как обмен информацией между двумя и более субъектами, осуществляемый как в устной форме, так и с помощью технических средств. Очевидно, что техническими средствами могут быть не только телефоны (проводные или мобильные - беспроводные), но и другая пригодная для этого аппаратура: радиопередатчики, компьютеры, позволяющие использовать и систему Интернет, и др. В п. 141 ст. 6 УПК РФ отмечено, что контроль телефонных и иных переговоров представляет собой их прослушивание и запись путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм.

В любом случае контроль и запись переговоров, как следственное действие, может быть проведено на основании соответствующего постановления следователя, в котором обязательно должны быть указаны:

1) уголовное дело, при расследовании которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи, а также номер телефона или другого технического устройства, по которому будут вестись контролируемые переговоры;

4) срок осуществления контроля и записи;

5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

В соответствии с содержанием ст. 165, 186 УПК РФ в тех случаях, когда контроль и запись переговоров в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц будут проводиться на основании их заявления (так как решения суда не требуется), следователем выносится постановление о производстве этого следственного действия. В тех случаях, когда для производства контроля и записи переговоров требуется судебное решение, следователь с согласия руководителя следственного органа выносит постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров по конкретному уголовному делу, а затем направляет его для принятия окончательного решения судье районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия. В соответствии с содержанием ч. 2 ст. 165 УПК РФ судья, получив такое постановление следователя, обязан рассмотреть его и принять соответствующее решение не позднее 24 ч. с момента поступления указанного ходатайства.

Если судья, рассмотрев ходатайство следователя и представленные иные материалы уголовного дела, не дает согласия на контроль и запись переговоров, то данное следственное действие не может быть проведено. К сожалению, в действующем УПК РФ не указаны причины, на основании которых судья имеет право отказать в разрешении на проведение контроля и записи переговоров между указанными в постановлении следователя лицами. В каждом конкретном случае судья руководствуется собственными мотивами. Как показывает следственная практика, некоторые судьи, перед тем как дать разрешение на производство контроля и записи переговоров потерпевших, свидетелей, их родственников, близких лиц, на основании ч. 2 ст. 186 УПК РФ, даже при наличии их письменного согласия, приглашают этих лиц (или их представителей) к себе, чтобы убедиться в добровольности их согласия. В ч. 5 ст. 165 УПК РФ не указаны какие-либо исключительные слу-

чаи, позволяющие осуществить такое следственное действие без судебного решения.

В ч. 5 ст. 186 УПК РФ отмечено, что производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпала, но не позднее окончания предварительного расследования по уголовному делу. Следовательно, максимальный срок, в течение которого может производиться это следственное действие, ограничен шестью месяцами. В связи с этим возникает ряд вопросов. Во-первых, как быть, если срок следствия продлен в соответствии с ч. 5 ст. 162 УПК РФ, например, до 12 месяцев, а положительные результаты с помощью описываемого следственного действия еще не получены -необходимо ли ходатайствовать перед судом о продлении срока контроля и записи переговоров при условии, что суммарно эти сроки не будут превышать шести месяцев? Во-вторых, возможно ли повторное производство этого следственного действия по истечении срока первоначального его проведения? В-третьих, в связи с конкретной ситуацией, сложившейся при расследовании уголовного дела, возможно ли временное приостановление этого следственного действия с тем условием, что его производство будет возобновлено в связи с появлением новых обстоятельств, благоприятных для его осуществления, если суммарно эти сроки не будут превышать указанных в ст. 186 УПК РФ шести месяцев и будут находиться в рамках срока предварительного следствия?

Очевидно, что подобные вопросы будут возникать у лиц, проводящих расследование уголовных дел, однако прямых ответов на них в действующем УПК РФ мы не найдем. По нашему мнению, в связи с тем, что основной срок предварительного следствия, установленный ч. 1 ст. 162 УПК РФ, составляет два месяца, то и первоначальные контроль и запись переговоров по расследуемому уголовному делу не могут длиться долее времени окончания предварительного следствия с обвинительным заключением, предусмотренного ст. 215 УПК РФ. Но это при условии, что срок предварительного

следствия не был продлен. Если же срок следствия будет продлен, например, до шести месяцев, то в случае, если первоначально проведенные контроль и запись переговоров определенного лица еще не дали положительных результатов, следователь может принять решение о продлении данного контроля. В такой ситуации, очевидно, он должен вновь ходатайствовать перед судом о продлении срока контроля и записи переговоров того же лица, в отношении которого ранее этим судом уже было принято решение. В таком случае суммарно эти сроки контроля не будут превышать шести месяцев и, следовательно, не будут нарушены требования ч. 5 ст. 186 УПК РФ.

Несколько сложнее этот вопрос может быть решен, если срок следствия, в соответствии с ч. 5 ст. 162 УПК РФ, будет продлен до двенадцати месяцев (в исключительных случаях этот срок может быть больше двенадцати месяцев). В данной ситуации, на наш взгляд, сроки контроля и записи переговоров определенного лица по конкретному уголовному делу могут быть неоднократно продлены следователем с разрешения суда, но суммарно они не должны превышать шести месяцев. Более оптимальным было бы, если бы в ч. 5 ст. 186 УПК РФ не было бы такого ограничительного срока -6 месяцев, а данное следственное действие можно было бы проводить до окончания срока предварительного следствия по конкретному уголовному делу. Следует также отметить, что контроль и запись переговоров как следственное действие после окончания следствия по уголовному делу не может проводиться. Данное следственное действие не может осуществляться и по приостановленным делам, а также в случаях изменения квалификации преступления на деяние небольшой тяжести.

Так как контроль и запись переговоров с помощью различных технических средств осуществляет не сам следователь, то, получив судебное решение, он направляет его вместе со своим постановлением органу, которому поручает техническое осуществление этих мероприятий. Например, по линии Министерства внутренних дел РФ в Главном управлении внутренних дел Пермского края функции технического контроля

и записи переговоров различных лиц осуществляет Управление специальных технических мероприятий (УСТМ). В структуре Федеральной службы безопасности РФ эти функции выполняют иные структурные подразделения. Тактика органов, осуществляющих техническое обеспечение контроля и записи переговоров, сложилась таким образом, что или периодически, или по окончании срока, на который такой контроль установлен постановлением следователя (в зависимости от договоренности его с лицами, осуществляющими техническое исполнение контроля и записи переговоров), следователю предоставляется не только кассета с фонограммой зафиксированных переговоров, но и напечатанный текст этой фонограммы в виде сводки контроля переговоров, что позволяет ему быстрее и легче изучить ее содержание (особенно в тех случаях, когда качество фонограммы недостаточно хорошее). Кроме того, и сам следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. В любом случае она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

В этой связи, говоря о правах следователя при проведении контроля и записи переговоров, на наш взгляд, следует дополнить содержание ст. 186 УПК РФ положением о том, что следователь вправе присутствовать при производстве прослушивания и записи переговоров, аналогично положению ст. 197 УПК РФ, предоставляющей следователю право присутствовать при производстве назначенной им судебной экспертизы. Дело в том, что во многих случаях информация, полученная следователем непосредственно в момент ее сообщения, может побудить его к принятию определенных безотлагательных решений в сложившейся ситуации.

Если следователь, получив фонограмму и сводку контроля и записи переговоров,

считает, что в них содержится важная для расследуемого дела информация, то он должен процессуально оформить это в соответствии с положениями ч. 7 ст. 186 УПК РФ. Официально осмотр и прослушивание фонограммы следователь проводит с обязательным участием, как минимум двух понятых, не заинтересованных в исходе уголовного дела, а при необходимости - и специалиста в области звукозаписи. Кроме того, в тексте этой статьи отмечено, что должны быть приглашены и лица, чьи телефонные и иные переговоры записаны. В данном случае, по нашему мнению, здесь законодатель недостаточно четко сформулировал это положение. Несомненно, если речь идет о фиксации переговоров самих потерпевших, то их следует приглашать для прослушивания фонограммы. Но если были прослушаны переговоры подозреваемых, чьи личности на данном этапе расследования еще могут быть и не установлены, обвиняемых, которые находятся в розыске или под подпиской о невыезде, то, приглашая их для прослушивания фонограмм, следователь тем самым ставит их в известность о проводимой записи их переговоров и их содержании, лишая себя важной доказательственной информации. По этим же мотивам, на наш взгляд, нецелесообразно приглашать для прослушивания полученной следователем фонограммы переговоров и свидетелей (за исключением тех случаев, когда контроль и запись их переговоров осуществлялись на основании их письменного заявления, в соответствии с ч. 2 ст. 186 УПК РФ), так как в ходе расследования (особенно на начальном этапе) не всегда удается установить роль в расследуемом уголовном деле каждого свидетеля, его связи с подозреваемыми, обвиняемыми. Нередко лицо, проходящее по уголовному делу в начале расследования в качестве свидетеля, затем становится обвиняемым. Поэтому, по нашему мнению, в ч. 7 ст. 186 УПК РФ следовало отметить, что, кроме понятых и специалиста, по усмотрению следователя для осмотра и прослушивания фонограммы могут быть приглашены потерпевшие и другие лица, перечисленные в ч. 2 ст. 186 УП РФ.

О результатах осмотра и прослушивания фонограммы с участием вышеуказан-

ных лиц следователь составляет протокол, в котором, как отмечено в ч. 7 ст. 186 УПК РФ, должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Кроме того, по нашему мнению, в протоколе следует обязательно указать, с помощью какой аппаратуры было проведено прослушивание фонограммы.

Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в этом же протоколе или отдельно, как записано в п. 7 ч. 3 ст. 186 УПК РФ, изложить свои замечания к протоколу. Очевидно, что такого рода замечания могут касаться качества речи записанных переговоров, правильности их процессуального оформления, когда отдельные записанные слова, выражения были плохого качества, слабо слышимы, под воздействием различных звуковых, технических помех были искажены. Поэтому если такого рода замечания, высказанные какими-либо лицами, участвовавшими в осмотре и прослушивании записанной фонограммы, несмотря на их просьбу, не были записаны в данный протокол следователем, то они вправе выразить свое несогласие с содержанием протокола в виде отдельно составленного заявления на имя этого следователя или написать жалобу начальнику следственного подразделения, в котором работает данный следователь.

Фонограмма, содержащая важные для расследуемого дела сообщения, в полном объеме после прослушивания и составления об этом протокола, должна быть приобщена к материалам уголовного дела постановлением следователя как вещественное доказательство и храниться в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами. Кроме того, условия хранения фонограммы должны обеспечивать ее сохранность и техническую пригодность для ее последующего прослушивания, в том числе и в судебном заседании. Неблагоприятными условиями хранения фонограмм могут быть сильная влажность, высокая температура, влияние магнитных полей от различных электроприборов (радио-, телеаппаратуры, электронагревательных приборов и др.).

В ходе дальнейшего расследования по уголовному делу полученная и процессуально оформленная фонограмма записи переговоров может быть использована следователем, как и любое иное доказательство, при проведении иных следственных действий. Например, при допросе лица, отрицающего факт или содержание зафиксированных фонограммой переговоров. Кроме того, для решения идентификационных и диагностических задач по фонограмме может быть назначена судебная фоноскопическая экспертиза [4]. На разрешение фоноскопической экспертизы могут быть поставлены, например, такие вопросы:

1) сколько лиц участвовало в разговоре, записанном на представленной фонограмме;

2) каково дословное содержание текста на представленной фонограмме (если запись недостаточно качественная, записанная речь неразборчива);

3) является ли представленная фонограмма оригиналом или копией, а если копией, то какой - первой, второй, и др.;

4) не подвергалась ли данная фонограмма монтажу (склейке, электроакустическому монтажу и др.), а если подвергалось, то как и какие части подверглись монтажу;

5) каковы пол, возраст, анатомические особенности речеобразующего тракта, физические и психические характеристики лица, речь которого записана на фонограмме;

6) каковы некоторые социальные характеристики (например, уровень образования, культуры, степень развития интеллекта) лица, речь которого записана на фонограмме;

7) принадлежит ли зафиксированная на фонограмме устная речь ' определенному лицу, лицам;

8) какие конкретно фрагменты звукозаписи каким лицам принадлежат;

9) составляли ли склеенные фрагменты данной магнитной ленты ранее одно целое.

Для решения вопросов, связанных с идентификацией личности по фонограмме его голоса, на фоноскопическую экспертизу направляются экспериментальные (а иногда и свободные) образцы фонограмм голоса

проверяемых лиц. Результаты фоноскопической экспертизы могут иметь решающее значение в установлении истины по расследуемому уголовному делу.

1. Дранкин Л.Я. Криминалистика: учебник / Л.Я. Дранкин, В.Н. Карагодин // М. 2008.

2. Ищенко Е.П Криминалистика: учебник для вузов / Е.П. Ищенко, А.А. Топорков // М., 2007.

3. Криминалистика / под ред. В.Я. Колдина. М., 2006.

4. Макарова Т.А. Особенности проведения экспертиз магнитных фонограмм и видеозаписей при расследовании уголовных дел / Т.А. Макарова // Актуальные проблемы юридической науки и практики / Перм. гос. ун-т. Пермь, 2004. Ч. 2.

PROBLEMS OF CONTROL AND RECORDING OF THE TALKS

Perm State University, 614990, Perm, Bukireva st., 15

The new investigative action - control and recording of the talks - is defined; the problematic issues of the procedural regulation of this investigative action are reviewed as well as its deadlines, procedure of the phonogram listening and claiming for the pho-noscopic expertise.

Keywords: Control and recording of the talks, Phonogram, Subjects of the investigative action

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

9 + 1 =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:


map
x